Небесные покровители

Священномученик Петр, архиепископ Воронежский

Священномученик Петр (в миру Василий Константинович Зверев) родился 18 февраля 1878 года в Москве в семье священника. С детства полюбивший церковную службу, Василий всегда ходил в храм вместе с отцом, торопясь к началу богослужения.

Окончив гимназию, он поступил на историко-филологический факультет Московского университета, а в 1899 году перешел в Казанскую духовную академию. Через год был пострижен в монашество с именем Петр и вскоре рукоположен в сан иеромонаха.

В 1909 году отец Петр был назначен настоятелем Белевского Спасо-Преображенского монастыря Тульской епархии. Монастырь находился недалеко от Оптиной пустыни, что давало возможность посещать оптинских старцев. Старцы, в свою очередь, высоко ценили духовную настроенность белевского настоятеля и нередко направляли к нему богомольцев для духовного руководства. Бывая в Сарове и Дивееве, отец Петр особенное доверие имел к блаженной Прасковье Ивановне: «сидел у ее ножек», как говорили ее келейные, и та платила ему ответным расположением. Прозорливая старица предсказала ему три тюремных заключения.

В 1910 году игумен Петр был возведен в сан архимандрита, через шесть лет назначен настоятелем Тверского Свято-Успенского Желтикова монастыря. В Твери отца Петра впервые арестовали, но вскоре выпустили на свободу. 15 февраля 1919 года в Москве состоялась его хиротония во епископа Балахнинского, викария Нижегородской епархии.

В Нижнем Новгороде владыка поселился в Печерском монастыре, находившемся тогда в упадке. Братия была малочисленна, древний Успенский собор пребывал в запустении. Епископ Петр сразу по приезде ввел в монастыре уставное богослужение.

Владыка любил монастырь и монашество всей душой, особенно Киево-Печерскую лавру, где желал окончить дни в схиме. Но Господь судил иначе. В мае 1921 года ревностный служитель Божий был во второй раз арестован и отправлен в Москву. Сохранились воспоминания о том, как владыка, находясь в камере с неким матросом, много беседовал с ним. Их разговоры закончились тем, что епископ снял с себя нательный крест и надел на матроса.

В Таганской тюрьме находилось тогда до двенадцати архиереев и множество духовенства. Верующие передавали узникам просфоры, облачения, и духовенство совершало в камере соборную службу.

Рассказывая духовной дочери о своем пребывании в тюрьме, владыка говорил: «Как хотел бы я открыть вам свое сердце и показать, насколько страдания его очищают».

В январе 1922 года епископ Петр был освобожден и вскоре получил от Святейшего Патриарха Тихона назначение быть епископом Старицким, викарием Тверской епархии, но в ноябре того же года в третий раз был арестован, доставлен в Москву и в марте отправлен по этапу в Ташкент. Пришедшие его проводить духовные чада запомнили слова священномученика, произнесенные шепотом из-за близости конвоя: «Почему вы плачете? Меня не надо жалеть, за меня надо радоваться».

Летом 1923 года был освобожден из-под ареста патриарх Тихон. Он подал властям список архиереев, находившихся в заключении, без которых он не мог управлять Церковью. В их число входил и епископ Петр. Через год он вернулся из ссылки, и в 1925 году его направили в Воронеж в помощь митрополиту Владимиру (Шимковичу), которому было тогда восемьдесят четыре года.

Большинство воронежских церквей в это время находилось в руках обновленцев, поддерживаемых советской властью. Епископ Петр служил обычно в огромном пятипрестольном храме Сошествия Святого Духа, а также в храмах Покровского девичьего монастыря и Алексеево-Акатова мужского монастыря, вблизи которого жил.

Богослужения владыка совершал по афонскому чину. Службы были продолжительны, но народ не тяготился этим. Особенно любя Псалтирь, владыка требовал, чтобы полностью вычитывались кафизмы. В Воронеже, так же, как и в других местах своего служения, владыка Петр организовал в храме народное пение, при нем пела вся церковь. Часто, стоя на кафедре, он сам запевал «Хвалите имя Господне», и затем все пели полностью оба псалма афонским распевом. После службы люди подходили к владыке под благословение, а в это время весь народ с канонархом и без него пел стихиры, тропари и другие песнопения. И владыка Петр не уходил из храма, пока не благословлял всех до последнего.

Храмы, в которых служил епископ, всегда были полны молящихся. Владыка обходился со всеми приветливо, внимательно и ласково — и воронежцы вскоре полюбили его ответно. «В нем сказалась особенная благодатная сила, которая притягивала к нему людей. Он был совершен в ревности и в любви к Богу, в жалости и в любви к людям», — вспоминала духовная дочь владыки монахиня Серафима (Булгакова).

После праведной кончины митрополита Владимира в 1926 году верующие обратились к епископу Петру с просьбой возглавить Воронежскую кафедру. Заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий признал это народное избрание, возвел епископа Петра в сан архиепископа, сказав при этом, что посылает в Воронеж лучшего проповедника Московской епархии.

Известно, что владыке Петру были предложены на выбор две епархии: Нижегородская и Воронежская. Он выбрал Воронежскую, так как особенно почитал святителей Воронежских Митрофана и Тихона и еще не прославленного тогда святителя Антония (Смирницкого), к молитвам которых всегда прибегал в архипастырских трудах.

При высокопреосвященнейшем Петре продолжался активный отход воронежского духовенства от обновленчества. Это вызвало гнев обновленцев и недовольство властей, для которых не могло остаться незамеченным влияние архипастыря на народ. В ночь с 28 на 29 ноября 1926 года архиепископ был арестован в своем доме и тайно отправлен в Москву. За якобы «контрреволюционную деятельность против советской власти» он был осужден на десять лет лагерей и весной следующего года доставлен на Соловки, где в то время находилось в заключении много архиереев, духовенства и монашествующих.

Нравственная высота святителя Петра была такова, что даже лагерные начальники, привыкшие издеваться над заключенными, при встрече уступали ему дорогу, на что архиепископ отвечал, осеняя их крестным знамением.

Летом 1928 года ссыльный епископат в знак особого уважения избрал владыку Петра главой соловецкого православного духовенства.

На Соловках владыка старался как можно чаще писать воронежским духовным чадам, утешая и укрепляя их. Как завет звучат слова священномученика: «Сумейте полюбить Христа, сумейте Им единым дышать, жить, о Нем лишь думать, к Нему стремиться, о Нем беседовать, Его слова в Евангелии читать, заучивать и воплощать в жизнь. Сумейте полюбить Христа — и всем около вас будет тепло, покойно и не тесно. Помолитесь, чтобы и меня Господь научил этой единственно нужной науке».

Вскоре лагерные порядки ужесточились. И в октябре 1928 года владыка Петр был отправлен на остров Анзер за то, что крестил в Святом озере заключенную эстонку. В этом удаленном, почти безлюдном месте владыка не оставлял молитвенного делания. Здесь он составил акафист преподобному Герману, первоначальнику пустынножительства на Соловецком острове.

В конце 1928 года священномученик заболел тифом. Его отправили в госпиталь Голгофо-Распятского скита. В день кончины владыки его духовному сыну, лежавшему в той же палате, было видение: в четыре часа утра он услышал шум, словно влетела стая птиц, и увидел святую великомученицу Варвару со многими девами. Она подошла к постели владыки и причастила его Святых Тайн. Вечером священномученик написал карандашом на стене: «Жить я больше не хочу, меня Господь к Себе призывает». В последний раз написал «не», и рука его упала. Было это 25 января 1929 года, в день празднования иконы Божией Матери «Утоли моя печали».

Первоначально новомученика похоронили в общей могиле, но, получив разрешение на отдельное захоронение, перезахоронили на пятый день кончины вблизи алтаря храма Воскресения Господня.

Семнадцатого июня 1999 года были обретены честные останки священномученика Петра (Зверева). Через год совершилось его прославление в лике новомучеников и исповедников Российских. Девятого августа 2009 года святые мощи Воронежского архипастыря и новомученика Соловецкого вернулись на родную кафедру. Глава святителя Петра по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла была оставлена на Соловецком архипелаге.

Преподобномученик архимандрит Иннокентий (Беда)

Преподобномученик Иннокентий родился в 1881 году в селе Мойсенцы Золотоношского уезда Полтавской губернии в крестьянской семье. Образование получил дома. В юности поступил в монастырь. С владыкой Петром отец Иннокентий сблизился в Твери в Желтиковом монастыре, где архимандрит Петр был в 1918 году настоятелем. После возвращения владыки из ссылки и возведения его на Воронежскую кафедру отец Иннокентий приехал к нему и не оставлял более владыку до самой своей смерти.

В Воронеже иеромонах Иннокентий был возведен архиепископом Петром в сан архимандрита и назначен настоятелем Алексеево-Акатова монастыря.

По воспоминаниям, отец Иннокентий был человеком тихим и кротким, со взглядом, обращенным как бы внутрь себя, и казался старше своих лет. Жил отец архимандрит в маленьком домике за оградой обители (к тому времени настоятельский корпус уже был отобран новой властью), в крошечной келье, которую снимал у благочестивой старицы. На другой стороне улице находился дом владыки Петра.

В ночь ареста архиепископа, 28 ноября 1926 года, отец Иннокентий находился с ним и помогал сжигать бумаги, которые могли бы повредить писавшим их лицам…

Сохранилось письмо архимандрита Иннокентия, написанное из соловецкого заключения: «Мы по милости Божией живы, мое здоровье не совсем порядочное… Одна у нас радость и утешение — это церковь, где находим абсолютный душевный покой, забываются все жизненные невзгоды далекого Севера. В церковь имеем возможность ходить почти ежедневно. Вот тут в уголке, в тиши, молитвенно и вспоминаются лица, с которыми так или иначе приходилось в жизни встречаться. И когда вспомнишь, легко-легко на душе станет, уходишь из храма обновленным и ободренным».

В октябре 1927 года отец Иннокентий тяжело заболел, состояние его здоровья стремительно ухудшалось, силы таяли. В письме к воронежским духовным чадам священномученик Петр писал о последних днях своего духовного друга и сотаинника: «Незабвенный для меня отец Иннокентий предстоит уже Престолу Божию и, освободившись от всякой болезни, печали и воздыхания, молится обо всех его поминающих и любящих. Я до прибытия сюда никак не предполагал столь быстрого течения его болезни, но здесь для меня стало ясно, чем он болен, и что дни его сочтены. С этого момента я стал готовить его к исходу, не скрывая от него. Сначала тяжела была для него мысль о смерти, но затем он вполне примирился с нею и покорился воле Божией… Он умер примиренный со всем и со всеми, не произнося ни единого слова ропота или злобы».

Скончался архимандрит Иннокентий 6 января 1928 года, накануне праздника Рождества Христова. Был погребен на соловецком монастырском кладбище около церкви преподобного Онуфрия. Впоследствии кладбище это сровняли с землей.

На Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 2000 года архимандрит Иннокентий (Беда) прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских.

Преподобномученик Тихон (Кречков)

Преподобномученик Тихон (в миру Тимофей Ульянович Кречков) родился в 1862 году в селе Плотава Репьевского уезда Воронежской губернии в крестьянской семье. В свое время он поступил послушником в Алексеевский монастырь в Воронеже, здесь был пострижен в монашество и рукоположен в сан иеромонаха. Был сборщиком, благочинным, потом казначеем монастыря и все силы отдавал его благоукрашению, на многих иконах сохранились надписи: «Сооружена иждивением иеромонаха Тихона». Так, его усердием были устроены киоты на чудотворные иконы Божией Матери «Троеручица» и «Живоносный Источник» и ризы на иконы, находящиеся в Одигитриевской часовне. Под руководством иеромонаха Тихона велись работы по отделке нижнего храма. В 1924 году иеромонах Тихон был возведен в сан игумена, а через три года в архимандрита.

Архимандрит Тихон был арестован вместе с братией Алексеевского монастыря. Следователь на допросах интересовался, куда ездил архимандрит Тихон, и не вел ли он во время поездок антисоветских бесед. Отец Тихон, не отрицая посещения приходских сельских храмов и знакомства с духовными лицами, о чем было известно и скрывать их не имело смысла, отвергал обвинение в контрреволюционной деятельности, при этом в показаниях его косвенно звучало обличение богоборческой власти: «…Агитации, что пришел антихрист, а с ним и последние времена и что власть советская есть власть антихриста, я не вел, и об этом не было никаких разговоров. В момент снятия креста с Девичьего монастыря ни я, ни другие не говорили, что власть советская — — власть безбожная, а потому ей подчиняться нельзя, грешно, что все религиозные течения, признающие власть, есть тоже антихристовы, что иметь что-либо с безбожниками означает распинать Христа. В день обнесения мощей святителя Митрофана ни я, ни другие кто-либо из наших не говорили приезжавшим крестьянам, что советская власть хочет взять измором всех протестующих против незаконных действий и душительства, не дает хлеба, а отправляет все за границу, не дает мяса, грабит всех крестьян. Будучи в селах, я разговоров о гонении на религию, о пришествии антихриста и тому подобные не вел, но такие разговоры среди крестьян были».

В начале 1930 года архимандрит Тихон был снова вызван на допрос. На вопрос следователя он ответил: «Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю».

Второго августа 1930 года архимандрит Тихон (Кречков), иеромонахи Алексеево-Акатова монастыря Георгий (Пожаров) и Косма (Вязников) и еще многие священнослужители и миряне были расстреляны в окрестностях города.

В 2000 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви верные служители Христовы Тихон, Георгий и Косма были прославлены в лике преподобномучеников.

Священномученик Сергий (Гортинский)

Священномученик Сергий родился 10 марта 1889 года в городе Рязани в семье священника Дмитрия Гортинского. Окончил шестилетнее училище в городе Александрове Эриванской губернии.

В 1916 году Сергей Дмитриевич был рукоположен в сан диакона и начал служить в одном из храмов Калужской губернии. В 1920 году принял сан священника. Пять лет отец Сергий служил на Черниговщине, а затем в Ставрополье. К этому времени уже широко действовал закон об отделении Церкви от государства, и многие крестьяне, оформляя браки в государственных учреждениях, жили невенчанными, без церковного благословения. Отец Сергий убеждал таковых повенчаться, а упорствующих предупредил, что живущих в браке невенчанными не будет допускать до Святого Причастия. Власти сочли такую его деятельность антигосударственной, нарушающей закон об отделении Церкви от государства. Отец Сергий был арестован и сослан в город Воронеж. Здесь в 1928 году он снова был арестован и обвинен в том, что является идейным руководителем епархии. Обвинение доказано не было, и священника освободили.

В 1930 году отец Сергий был арестован вместе с духовенством и монахами Алексесвского монастыря. Его обвиняли в том, что он вел антисоветскую агитацию как лично, так и через других, главным образом через архимандрита Тихона (Кречкова), «которому якобы давал специальные указания антисоветского направления». На допросах он отвечал скупо, стараясь никого не называть.

Отец Сергий был тяжело болен туберкулезом и с трудом переносил заключение. Когда ему было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности, он написал: «Предъявленное обвинение я не признаю, ибо это явная ложь».

Священник Сергий Гортинский был расстрелян 2 августа 1930 года в окрестностях Воронежа. В 2000 году Архиерейский Собор прославил его в лике новомучеников Российских.

Священномученик Феодор Яковлев

Священномученик Феодор Яковлев родился в 1897 году в Санкт-Петербурге. Учился вначале в гимназии. После переезда семьи в Воронеж Федор закончил семь классов Воронежского реального училища. После октябрьского переворота был мобилизован в Красную Армию, затем служил в милиции в губернском продовольственном комитете.

По воспоминаниям родных, это был очень умный, честный, цельный человек. Сохранились его студенческие билеты: в 1921 году Федор Яковлев был студентом физико-математического факультета Воронежского университета, а в 1922-м студентом Воронежского сельскохозяйственного института, где получил похвальную грамоту за научные изыскания по выращиванию картофеля.

Но он оставил и то, и другое, потому что искал и нашел себя в служении Богу. Федор сказал матери: «Я буду священником». В разгар гонений на Церковь Федор Яковлев принял священный сан, понимая, что это поприще будет не из легких для него и его семьи.

Двенадцатого февраля 1930 года священник Федор Яковлев был арестован. Его обвиняли в том, что он является секретарем контрреволюционной организации и одним из главных ее руководителей. Сто семьдесят дней он содержался в тюрьме. Претерпевал издевательства. Даже находясь в тюремной камере, отец Федор продолжал нести пастырское служение. Как свидетельствует на допросе недружелюбно настроенный к нему Кравцов, «священник Яковлев за последнее время начал в камере исповедовать крестьян, которые приходят к нему во время прогулки. Он же на прогулки не выходит и в это время крестьян исповедует. Сейчас в камере у нас всеми управляет Яковлев Федор, раздает просфоры, благословляет, исповедует».

Свидетель Виктор Сильченко говорил на допросе: «Поп Яковлев Федор, его знаю хорошо. Он, когда служил литургии, в своих проповедях твердил, что блаженны изгнанные правды ради, развивал мысль, что мы-де, мол, строители жизни и с нами благословение Божие, а если с нами Бог, то кто может нас побороть… Когда было решение расстрелять «феодоровцев», поп Федор Яковлев сказал, что духа не расстрелять, а вера не умрет».

Священник Феодор Яковлев был расстрелян 2 августа 1930 года в окрестностях Воронежа. В 2000 году Архиерейский Собор прославил его в лике новомучеников Российских.

Преподобноисповедник Игнатий (Бирюков)

Родился преподобноисповедник Игнатий (в миру Иван Адрианович Бирюков) 25 мая 1865 года в городе Бирюче Острогожского уезда Воронежской губернии в крестьянской семье. С детства мальчик пел в церковном хоре. Постепенно участие в богослужении, чтение церковных книг, особенно житий святых, склонило его к мысли об иночестве. Мать, благословив сына, просила не уезжать далеко, а пойти в ближайший Валуйский монастырь, куда Иван и поступил в тринадцать лет. Много лет он находился на клиросном послушании, собирая из разных мест и затем вводя в церковный обиход древние распевы. На тридцать третьем году жизни Иван был пострижен в монашество с именем Игнатий. В 1898 году отец Игнатий был рукоположен в сан иеродиакона, через два года — в иеромонаха. После кончины настоятеля он управлял монастырем, будучи возведен в сан игумена, а впоследствии архимандрита. В 1924 году обитель закрыли. Отец Игнатий некоторое время жил у родственников в Бирюче, а через два года приехал в Воронеж.

В Алексеево-Акатовом монастыре архимандрит Игнатий управлял народным хором. Кроме того, он набрал хор из детей десяти-одиннадцати лет и учил их петь. Когда кто-либо из девочек фальшивил, он грозил пальцем и говорил: «Не чи-чик».

Архимандрит Игнатий никогда не служил. По этому поводу владыка Петр, считавший его святым, говорил: «Отец Игнатий делает свое святое дело — учит детей петь, поэтому он находится на своем месте».

В начале 1930 года ОГПУ открыло следственное дело против воронежского духовенства. Был арестован и архимандрит Игнатий, к тому времени пребывавший на покое. Пасху он встретил в тюрьме. Вместе с ним в камере находились священники, монахи и миряне. Они, начиная с Великого Четверга, совершали богослужения утром и вечером по тем немногим книгам, которые были с ними в камере, и по памяти. Вечером в Субботу были освящены куличи, и затем до двенадцати часов ночи узники читали по очереди Деяния апостолов. Удалось достать масло и устроить лампаду. В двенадцать часов ночи пропели «Христос воскресе» и стали укладываться спать. Пасхальную службу отслужили в воскресенье утром после проверки. Вся камера причащалась. После службы прикладывались ко кресту, который держал архимандрит Игнатий, христосовались и получали кусочек освященного кулича. В субботу и воскресенье священники получили передачи, которые были распределены между всеми узниками камеры.

Архимандрит Игнатий был обвинен в том, что являлся «фактическим руководителем монашества Центральной Черноземной области, через которое вел среди верующей массы антиколхозную и антисоветскую агитацию». Отец Игнатий виновным себя не признал. Его выслали в Северный край, где через полтора года, 28 сентября 1932 года, он скончался,

В 2000 году преподобноисповедник Игнатий был причислен к лику святых в Соборе новомучеников и исповедников Российских.

 

(468)