Радость Воскресения от нас неотъемлема

Христос воскресе, дорогие, любимые мои! Воистину, несомненно воскресе! Непостижимо человеческому уму это таинство, но оно истинно.

Непостижим для нас и Промысел Божий, но и он истинен, и верен, и спасителен, и радостен: радостен в мире и благополучии, радостен и в скорбях и испытаниях; радостен неотъемлемой радостью познания всепокрывающей, всепобеждающей любви Божией.

Радость Воскресения от нас неотъемлема

Христос воскресе! Воскресла жизнь, умерла, потеряла свою силу, свое жало смерть. Самое ужасное состояние человеческой души – отчаяние – уже не имеет под собой основания, потому что уничтожен ужас жизни – сознание неотвратимости и непоправимости смерти, сознание безнадежности борьбы с нею. Вечна не смерть, а – жизнь; вечно не ничто, а бытие. Все, что носит в себе зародыш Жизни, зародыш Любви, зародыш Истины, – не может уничтожиться. Утверждается бесконечность Жизни, утверждается конечность смерти. Ибо при выявлении Истины – посрамится, уничтожится ложь. Ибо при выявлении истинности бытия, выявится и ложь отрицания. Ибо при выявлении полноты Любви, растает, уничтожится всякое зло. Ибо бытие есть Любовь и Истина, ибо отрицание и зло суть ложь.

 

Много радостных мыслей изливается сегодня из моей души, но все они – ничто по сравнению с тем богатством радости, которым исполнено сердце человека, верующего в Воскресение Христово. Создал Господь Свое подобие и почил; пал человек и умертвил в себе образ Божий; и восстал Господь, вновь явил Свою жизнеподательную силу и обновил человека. Да не смущается же сердце христианина ни в каких обстоятельствах. Если почивает Господь и временно Себя не являет – не дремлет Он и всегда подаст все то, что действительно потребно человеку. Что страшливы есте, маловеры? Воскрес Христос, и да будет радость Его Воскресения от нас неотъемлема.

 

Дорогие мои, любимые, близкие, всегда в сердце носимые, Христос воскресе! «Не плачите Нетленного во тли». Если видите разлагающийся во грехах мир, – не огорчайтесь так, как будто с ним погибает что-либо истинно ценное. Все возвышенное, все истинное, все, чем дышит всякая богобоязненная душа, – нетленно и «уже не умирает». Христос воскрес, сделав всякую скорбь проходящею, Христос воскрес – страшный призрак смерти рассеивается, «яко тает воск от лица огня». Христос воскрес – тайна Божия, тайна бытия пленяет человеческий разум, и вся высшая премудрость его преклоняется перед невероятною Истиною. «Бог идеже хощет, побеждается естества чин».

 

Христос воскресе! Есть ли еще место для уныния в каких бы то ни было обстоятельствах? Христос воскрес, и при неприступном свете Его Воскресения кажутся такими жалкими все наши страхи и волнения о временном, часто минутном благополучии.

 

Христос воскресе! Светло и радостно на душе, и нет ничего, что в дальнейшей земной жизни могло бы нас смутить. Христос воскресе – людие, веселитеся! Веселитесь, людие Христовы, веселие ваше от вас неотъемлемо. Оно источилось для вас же из неплодного камня, оно не свойственно вашему рождению по плоти, с годами увядающей. Оно приобщено вам как дар благодати, подаваемой всем, «иже от Бога родишася», верою в тридневно Воскресшего, живыми мертвецами Распятого и для проповеди Жизни мертвых из гробов Воззвавшего.

 

Христос воскресе! «Вси насладитеся». Как много в этот день уже даже отошедших от веры заражаются веселием верующих; многие из них сами бессознательно озаряются светом Христова Воскресения и со светлым праздничным радостным лицом участвуют в нашем ликовании, исполняясь любовью. Счастлив тот, кто, встретив праздник с открытым, чистым сердцем, сумел насладиться этой радостью. Горе тому, кто, увлеченный житейскими заботами, закрыл свое сердце для встречи Жениха, исходящего из гроба.

Священномученик Иоанн Стеблин-Каменский

 

Пасха в соловецком лагере

 

Из широко распахнутых врат ветхой церкви, сверкая многоцветными огнями, выступил небывалый крестный ход. Семнадцать епископов в облачениях, окруженных светильниками и факелами, более двухсот иереев и столько же монахов, а далее – нескончаемые волны тех, чьи сердца и помыслы неслись к Христу Спасителю в эту дивную, незабываемую ночь.

 

С победным, ликующим пением о попранной, побежденной смерти шли те, кому она грозила ежечасно, ежеминутно… Пели все… Ликующий хор «сущих во гробех» славил и утверждал свое грядущее, неизбежное, непреодолимое силами зла Воскресение…

 

И рушились стены тюрьмы, воздвигнутой обагренными кровью руками. Кровь, пролитая во имя любви, дарует жизнь вечную и радостную. Пусть тело томится в плену – дух свободен и вечен. Нет в мире силы, властной к угашению его!

Борис Ширяев

«Литературное приложение» №6, 2010 г.

Из книги «Монастырский благовестник. Том 1»

(11)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *