Постимся постом приятным, благоугодным Господеви!

Спрашивали у Господа: «Почему ученики Иоанновы и фарисейские постятся, а Твои ученики не постятся?» (Мр. 2:18)

Такой вопрос иногда задают и в наше время в оправдание якобы ненужности поста для христианина и своего нежелания уподобиться фарисеям.

 

Так же вспоминая о продолжительных молитвословиях фарисеев, приводят обличительное слово Спасителя: «Не будь как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавливаясь молиться, чтобы показаться пред людьми» (Мф. 6:5) и уклоняются от церковной молитвы. Так и в беседе Иисуса с самарянкой, в словах о поклонении Богу в Духе и Истине (Ин. 4:23) можно усмотреть обоснование ненужности посещения храма и достаточности «веры в душе».

Но Апостол напоминает: «Испытывайте самих себя, в вере ли вы?» (2Кор. 13:5). Верующий внимателен к каждому слову Божию, любящий Его – Его повеления исполнять старается. Поэтому вспомним, о ревности Спасителя о Храме Иерусалимском («Дом Мой домом молитвы наречется», – сказал Он и изгнал торговцев, творивших неподобающее). Эти слова иногда можно видеть над входом в христианские храмы.

 

Не приемлет Господь лицемерной молитвы, только внешнего, показного благочестия, при этом Сам подает образ молитвы истинной, проходящей Небеса.

На вопрос же о посте Господь отвечает: «могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними Жених?… Но придут дни, когда отнимется у них Жених, и тогда будут поститься в те дни (Мк. 2:19,20) . Эти слова особенно уместно вспомнить сейчас на пороге Великого поста.

О посте много сказано как об аскетическом подвиге, который христианин принимает в борьбе со страстями.

Но не менее важно, а для нашего времени, может быть, даже более важно увидеть в посте исповедание веры: в постах перед великими праздниками – приуготовление к воспоминанию основополагающих событий истории христианства; в посте среды и пятницы – почитание Страстей Христовых.

Некоторые избранники Божии от младенчества отказывались в эти дни от материнского молока (например, свт. Николай, прп. Сергий) – не явное ли указание нам на святость этих дней.

И Великий пост, в который мы сейчас вступаем, с особо строгим уставом в пище и продолжительными службами – наше посильное приобщение к Страданиям Христовым, сораспятие Христу, чтобы с Ним совоскреснуть.

Возможны различные причины, не позволяющие христианину исполнить все требования Устава Великого поста, – и Церковь снисходит, прощает. Но следует подумать, не стоит ли за редким посещением храма, пренебрежением постом, удалением от Таинств Исповеди и Св.Причащения — леность, плотоугодие, малодушие (предпочтение мнения других повелению Божию, боязнь насмешки и т.п.), равнодушие – иными словами, в той или иной степени неверие.

И возможно ли нам, при естественной своей человеческой ограниченности, удовольствоваться только личным опытом, самонадеянно отвергая двyxтыcячeлeтний  опыт Богообщения – и более, чем двухтысячелетний, ибо христианство восприняло наследие ветхозаветного Богопочитания, и псалмы Давидовы составляют значительную часть (можно сказать – основу) православного Богослужения.

Недостойное же, лицемерное пощение части христиан и только внешняя молитва не бросают тени на пост, благословенный Господом, как и показное благочестие не отвергает благочестия, которое «на всё полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей» (1Тим. 4:8).

А о посте духовном, воздержании от греха, Церковь напоминает постоянно.

«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви: истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение, пост истинный есть и благоприятный». (Стихира на стиховне понедельника 1-й седмицы Великого поста)

 

Слова в Великий пост,

cвятителя Иннокентия, архиепископа Херсонского и Таврического

 

««Постимся постом приятным, благоугодным Господеви!» Значит, есть пост неприятный и неблагоугодный Господу! Какой это пост?

Тот, когда ты не вкушаешь обыкновенной, а может быть, и никакой пищи; но своим гневом и строптивостью изъядаешь душу и тело подручных твоих… или домашних.

Тот пост, когда ты во храме падаешь на землю и просишь себе отпущения грехов, говоришь, чтобы они прощены были так же, как ты прощаешь все прегрешения против тебя; а выйдя из храма, пойдешь в суд, чтобы преследовать бедного должника твоего, взыскать с него до последней лепты…

Тот пост не благоприятен Господу, когда ты по внешности как будто смиряешь себя и говоришь, что ты первый из грешников, а внутренно, не зная меры своим мнимым достоинствам, ставишь себя в мыслях выше всех, творишь из себя судию вселенского, готового судить и пересуждать всех и все.

Тот пост неприятен и неугоден Богу, когда ты хочешь и ожидаешь, чтобы за малые поклоны и несколько воздыханий твоих отверзлись для тебя все сокровища благодати Божией, уврачеваны были все язвы твоей совести… а сам, при всех стонах и воплях нищих братий твоих, не расположен уделить им и малой части от избытков твоих, хладнокровно оставляешь без всякой помощи больных и страждущих…

Тот пост неприятен и неугоден Господу, когда ты боишься поднести к устам твоим чашу горячей воды; а не боишься, что из этих уст продолжают, по-прежнему, выходить, как дым из печи, слова праздные и гнилые, насмешки горькие и уязвляющие, намеки, полные соблазна и заразы душевной.

Все таковые и им подобные постники да не дерзают надеяться милости от Господа; пост их не только не благоугоден, но, по выражению Пророка, есть мерзость пред лицем Божиим.

Удаление от всех сих пороков должно бы составлять для нас не пост, не принуждение и труд, а дело самое естественное, покой и радость, но, проникнутая еще в предках наших грехом и своеволием, приученная нами самими к нарушению законов воздержания, природа наша до того сроднилась со страстями и похотями, что следовать страстям и злой воле для нее сделалось почти так же естественным, как телу принимать ежедневную пищу.

Посему, кто хочет быть свободным от грехов, для того надобно непрестанно удерживать себя от зла и принуждать к добру, так же, как постящиеся воздерживают себя от пищи и понуждают к богомыслию. Сие-то воздержание от страстей и пороков, по учению Церкви, составляет пост истинный и благоприятный Господу.

Внешние посты преходят и оканчиваются; а этот духовный пост беспрерывен и должен окончиться только с нашей жизнью, когда мы, совлекшись бренной и грехолюбивой плоти, облечемся в нетление и бесстрастие».

 

 

(44)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *